на главную
О центре
Проведённые экспедиции
Спортивные достижения
Фотогалерея Видеоархив
Пресса и отзывы
Экспедиционные планы
Арктика
Антарктика
Экспедиционный центр Арктики и Антарктики Полюс

Пресса и отзывы

"Полярный круг", 23 мая 2003г.
Это наша Арктика!

25 апреля в 22 часа по московскому времени в 150 километрах от Северного полюса - точке, где сходятся все земные меридианы, на льдине площадью полтора на два километра состоялось открытие 32-й по счету и первой российской дрейфующей станции "Северный полюс" - СП-32. Над лагерем был поднят российский флаг, что ознаменовало начало работы станции. Россия возобновила исследования, начатые почти 70 лет назад "четверкой Папанина". Два самолета АН-74 один за другим приземлились на ледовую полосу, которую несколько дней готовили полярники. Времени было мало - как ни хороша полоса, никто не может дать гарантии, что лед долго сможет выдерживать два тяжелых самолета. Участники дрейфа и гости быстро сгруппировались у символа новой дрейфующей станции - небольшого тороса, на котором красным цветом (для этого полярники выделили немного кетчупа из своих продовольственных запасов) было написано: "СП-32". Артур Чилингаров, заместитель председателя Государственной Думы РФ, президент Ассоциации полярников и идейный вдохновитель того, что сегодня происходит вблизи Северного полюса, открыл митинг: "Дорогие друзья! Сегодня знаменательный день в истории освоения Арктики. После двенадцатилетнего перерыва Россия снова в Арктике и мы отсюда уже не уйдем!" Потом было зачитано Приветствие Президента Путина. Чилингаров выстрелил в воздух. Станция открыта!

Приветствие участникам дрейфа прислал и Председатель Правительства Михаил Касьянов. Заканчивая свои выступления, представители политической, военной и научной элиты России (среди гостей были Депутат Госдумы Валентин Купцов, начальник Генштаба Анатолий Квашнин, министр промышленности и науки Илья Клебанов, заместитель председателя Правительства Москвы Олег Толкачев, вице-президент РАН Николай Лаверов, командующий Арктической группой Федеральных пограничных сил Анатолий Корецкий, главы администраций регионов и городов Заполярья) уходили с импровизированной ледовой трибуны под громкое "ура". После того как были даны интервью прессе и сделаны снимки на память, Артур Чилингаров позвонил Президенту. Соединили не сразу. Но полярникам не привыкать терпеть и ждать - люди они закаленные. Разговор с Владимиром Путиным был короткий -"Иридиум" все-таки!- (спутниковая система связи - прим.ред.) и праздничный. Настроение "на нашем конце провода", почти у полюса, полностью разделил Президент в Москве.
Он еще раз пожелал удачи станции и всем тем, кто будет обеспечивать ее работу.
Артур Чилингаров: "Я всегда верил - мы вернемся в этот замечательный край. Для нас очень важны  научные наблюдения, которые будет выполнять коллектив станции. Сегодня в Арктике наблюдается потепление, и это влияет на глобальные процессы в атмосфере и земном шаре в целом. Поэтому знать все, что здесь происходит, жизненно необходимо для науки. Правда, способ сбора научных данных - чисто российский. Только русские могут сидеть на льду и в течение года выполнять большой комплекс наблюдений. Второе - очень важное для страны - это присутствие. Это наша Арктика! Сегодня мы подняли здесь наш российский флаг. Это и политически важно, это и воспитательная, и патриотическая задача. Пускай люди мечтают быть не только менеджерами - пускай мечтают быть полярниками!"
  
Жизнь налаживается

"Обычная работа" - так назвал первый этап развертывания станции непосредственно на льдине начальник станции, почетный полярник, участник многих полярных экспедиций Владимир Кошелев: "Было все в штатном режиме, рабочем порядке, все предсказуемо. Настроение у нас отличное. Вот вы уедете, поднимем по чарочке, поедим макарон по-флотски… Дело все в том, что это большое счастье находиться длительное время здесь. Не просто приехать, хотя это тоже большое счастье, а чтобы ощутить и весну, и лето, и осень, и встретить зиму, полярную ночь, увидеть полярное сияние, чтобы именно год, весь цикл жизненный здесь пройти. Смотрите, сегодня вы прилетели, и чаечка прилетела за вами, значит - близко вода. Уже в разводье нерпа плавала, медведь уже приходил. И жизнь налаживается потихоньку…"
Больше года Центр пропаганды, развития и освоения территорий Арктики и Антарктики "Полюс" работал над привлечением финансовых средств, техническими вопросами организации и обеспечения жизнедеятельности дрейфующей станции. Сегодня, когда основная часть подготовительной работы уже позади, Александр Орлов, бывший штурман, а ныне председатель Совета директоров "Внуково-терминал" и член Попечительского Совета Центра "Полюс" объясняет причину, которая подвигла его на разработку и осуществление этого проекта, просто: "Соотношение в Арктике иностранцев и русских превышает все допустимые нормы. Французов, американцев, англичан - больше 80-ти процентов. Русские занимаются только их обслуживанием. Получается, что от нищеты мы становимся придатком - и не только сырьевым. А в нашей Арктике хозяйничают иностранцы. Стало за родину обидно - ведь это мы бороздили Арктику все прошлые годы. Так вот, дрейфующая станция, само ее существование должно символизировать наше возвращение и закрепить там наше присутствие. Ученые на станции будут проводить метеорологические наблюдения, они включат их в глобальную сеть. Планируется сотрудничество с иностранцами. Мы предполагаем начать его с осени, когда станция обживется. Выглядеть это будет так. Иностранные ученые подают заявку, здесь ее обсуждают, утверждают соответствующие инстанции - Институт Арктики и Антарктики, силовые структуры. После этого они получают разрешение, платят деньги за проживание на этой станции и занимаются научными исследованиями под контролем наших полярников. Готовя эту экспедицию, мы собрали и обобщили опыт предыдущих, в прошлом году провели предварительную пробную экспедицию, испытывали новые материалы - это касалось и палаток, и отопления, и одежды. Все это делалось на производственной базе "Внуково-терминал". Самую большую поддержку мы получали от Артура Николаевича Чилингарова: кроме возможности выхода во властные структуры, он помогал советами - опыт у него громадный. Ему присущи основные черты характера полярника: надежность и порядочность, смелость и романтизм. А вообще все мы больны одной болезнью - болезнью Севера, которая излечивается только одним - гробовой доской в вечной мерзлоте (шучу). У меня на всю жизнь осталось, пожалуй, самое яркое впечатление от Арктики: как-то в 1975 году в Тикси я шел из гостиницы в летную столовую и впервые в жизни увидел Северное сияние. Я забыл, за чем шел, и, не замечая мороза, не знаю, сколько простоял, глядя на это великолепие. Конечно, обморозил щеки. Север красив и суров. Поэтому самое главное  в нашем деле - это отношения с людьми. Люди у нас есть - те, кто может, хочет и  умеет делать дело. А что касается будущего, конечно, немного рано об этом думать, но если государство поможет, будут средства и благословение Божье, то СП-33 тоже будет".            
Выполнение всех задач, которые ставят перед собой организаторы, невозможно без надежных партнеров, которых приходится искать не только на родине, но и за ее пределами. Стартовой площадкой для полетов в сторону Северного полюса был выбран Шпицберген - Свалбард, как называют его норвежцы.  В городе Лонгиербин, столице Свалбарда, есть хороший аэропорт, откуда очень удобно совершать рейсы на подбазу "Борнео", а оттуда - на дрейфующую станцию.  Некоторое время назад менеджер одного из отелей в Лонгиербине  Терье Ааневик стал генеральным агентом Центра "Полюс", взяв на себя организацию всего, что касается транспорта, доставки и складирования грузов, размещения и питания людей в Лонгиербине. Немногословный Терье - большой любитель ездовых собак. Катать туристов на собачьих упряжках - одна из его многочисленных профессий.
Терье Ааневик: "Мне нравится работать с русскими. Они знают, чего хотят и как это сделать. На них можно положиться. Я уверен, мы будем сотрудничать еще долгое время. У нас для этого есть обоюдное желание и ресурсы".

ЦЕНТР "ПОЛЮС"

Центр пропаганды, развития и освоения территории Арктики и Антарктики "ПОЛЮС" создан под патронажем Ассоциации полярников России и непосредственным руководством Героя Советского Союза Чилингарова Артура Николаевича в 2002 году. Основные цели и задачи Центра:
- привлечь внимание Президента, Правительства РФ, членов Совета Федерации, депутатов Государственной Думы, Академии наук РФ, других политических и общественных организаций к проблемам Арктики и Антарктики;
- восстановить полноценное присутствие в Арктике и Антарктике;
- сохранить потенциал научных, технических и других наработок прежних лет по освоению Арктики и Антарктики;
- участвовать в разработке перспективных программ развития Севера;
- оказывать содействие Арктическому региональному управлению пограничной службы РФ по охране государственной границы России;
- содействовать охране экономических и экологических интересов России в Арктике и Антарктике;
- содействовать возрождению Северного морского пути;
- организовывать экспедиции по изучению Арктики и Антарктики;
- организовывать подготовку дрейфующих научных станций;
- обеспечивать техническую и организационную поддержку мероприятий экологического туризма;
- организовывать проведение экологических экспедиций;
- подготавливать научно-метеорологические зимовки на дрейфующем льду, на островах, прибрежных зонах Арктики и Антарктики;
- участвовать в экспедициях на станциях Антарктиды;
- привлекать другие государства к участию в научных,экологических и других экспедициях.

Настоящий разведчик

После того, как приняты все решения и подписаны все необходимые документы, в Арктику отправляются ледовые разведчики - искать пригодную для дрейфа льдину. Отряд во главе с легендарным Василием Шильниковым облетал все возможные точки ее расположения в соответствии с данными, предоставленными ААНИИ. Василия Ивановича называют "маршал ледовой разведки". За 40 лет он налетал 19 900 часов, работая каждую навигацию по 500-700 и даже 900 часов.
Что такое ледовая разведка и как становятся ее ассами рассказывает инструктор ледовой разведки, почетный полярник Василий Шильников:
"Я все время, до сих пор, учусь. Наша работа требует огромных знаний. Настоящий ледовый разведчик должен быть океанограф, специалист по льдам, знать режим моря, торошения льда, его поведения. Иначе гидролог не спланирует правильно галсы - направления полета самолета - в зависимости от ледовой обстановки. Ледовый разведчик предугадывает ледовую обстановку, он даже не видит еще, но уже чувствует по той части, где он находится, какая будет следующая. Поэтому он галсы так будет планировать, чтобы пройти по лимитирующим участкам трассы, не пропустить сложную ледовую обстановку.  Кроме того, может потребоваться подменить штурмана. Надо знать гидрографию своего региона, а регион у нас - целая Арктика. Знать гидрографию - значит,  знать глубины на память. Все маяки, характерные ориентиры на побережье - все на память гидролог знает. 
Чтобы выдержать полет по 10-12 часов, надо иметь хорошую физическую подготовку, а ведь там бывает и некогда чаю попить - потому что работа у гидролога непрерывная - за минуту пролетаешь четыре километра.  Все что ты видишь, нужно перенести в масштабе карты в условных обозначениях. Но все изобразить, конечно, нельзя, поэтому надо выбрать самое характерное: скажем, в навигацию - это сплоченность льда, а зимой мы квалифицированно определяем возраст льда, то есть его толщину.
Когда летишь, тебе интересно "читать" лед. Наблюдать его видоизменения по сезонам, смотреть, какой формы образуются снежницы - озерца талой воды.  По снежнице мы можем сказать, многолетний или нет лед: если озерца округлой формы - многолетний, если вытянутые, то нет. У многолетнего льда голубой, красивый цвет и еще десятки всяких характеристик. Каждому виду льда соответствует свой характер торошения, характер снежного покрова".
Александр Бахметьев, командир сводного отряда, который участвовал  в подготовке и обеспечении нынешней экспедиции: "Никогда нельзя сказать, что льдина не будет переломана. Мы нашли в этом году для Борнео идеальную льдину - и она переломалась… И практически не было ни одной экспедиции, чтобы не поломало льдину. Мы здесь недалеко от подводного хребта Ломоносова, и когда проходим его, то молимся, чтобы не разломало. Полнолуние тоже влияет - ломает обычно, когда полная луна. Конечно, когда летишь, сверху хорошо видно, что за льдина, но надо еще почувствовать эту льдину. Раньше как делалось - выбиралась льдина, потом на нее садился легкий Ан-2, и делались измерения толщины. И, хотя у нас был специальный прибор для измерения толщины льдины с воздуха, его показания не совпадали с измерениями на льду".
Сергей Кессель, ледовый разведчик, начальник многих высокоширотных экспедиций "Север": "Пожалуй, основная сложность поиска пригодной для организации дрейфующей станции льдины заключается в том, что недостаточно найти мощную, "обкатанную" многолетнюю льдину оптимальных размеров и толщины. Надо еще, чтобы к этой льдине вплотную примыкал молодой, ровный малозаснеженный лед, называемый нами "припаем", аналогично неподвижному льду у берега. Толщина его и размеры должны быть подходящими для строительства на нем в кратчайший срок взлетно-посадочной полосы. И таких "припаев" у многолетней льдины желательно иметь несколько - для запасных аэродромов на случай возможных разломов".   

Здесь такое бывает

Когда место для развертывания СП-32 и лагеря "Борнео" выбрали, началось обустройство подбазы "Борнео". В прошлом году "Борнео" было развернуто на льдине исключительно для туристов, в этом - у лагеря была более важная стратегическая задача. Для туристов "Борнео" в ста километрах от полюса по-прежнему осталось комфортным и теплым (!) местом пребывания на несколько дней, а для тех, кто работал для обеспечения СП - лагерь стал перевалочной базой, ведь именно на "Борнео" уже была построена взлетно-посадочная полоса, когда на СП-32 еще стояло только несколько палаток КПШ. Правда, на льдине никогда в точности нельзя знать, как она поведет себя на следующий день: льдина раскололась как раз посередине полосы.
Леонид Богданов, начальник лагеря "Борнео": В этом году нам досталось. Правда, у нас так бывает: когда жалуешься, кто-нибудь обязательно скажет:  "А кто говорил, что будет легко?" В один прекрасный день произошел разлом этой полосы в четырех местах. Только самолет Ан-74 ушел от нас, как трещина разошлась прямо на глазах - за полчаса до ширины семь, кое-где десять метров. Появилась черная открытая вода. Она  окружила нас с трех сторон, так что мы оказались фактически на острове. Но есть и оборотная сторона - когда открытая вода рядом, это значит, что льды не будут затирать наш лагерь. Конечно, в Арктике никто никаких гарантий дать не может, и мы морально готовы к любым неожиданностям.
Степан Похабов, штурман вертолета МИ-8: "Жизнь здесь довольно интересная. Вот недавно льдина тут раскололась. Как раз в том месте, где мы делали полосу  для самолета, прямо посередине. Пришлось брать в соседних рапаках - торосах - лед, привозить его к полосе и заделывать трещину. Лед примерно толщиной метр восемьдесят, так что пришлось потрудиться. Потом мы покрыли место трещины  снегом - так она быстро схватывается. У нас все это называется "забутить льдину". Три-четыре дня - и переход между частями льдины твердый, так что  можно принимать самолеты. Вот недавно, только мы все сделали, как черед пару дней прошла подвижка - все эти красивые торосы, которые вы видите посреди бывшей полосы - это как раз все то, что мы бутили, все вылезло, вся работа насмарку. Ну, ничего страшного, здесь такое часто бывает. Берешь пешню, лопату и опять начинаешь подравнивать полосу".

Будем делать науку

Восемь из двенадцати полярников высадились в 150 километрах от полюса, разбили палатки, минимально обустроили быт и стали принимать грузы, которые доставлялись сюда сначала самолетом Ил-76. Из чрева огромного самолета в точке 87 градусов 50 минут северной широты и 147 градусов 11 минут восточной долготы  методом парашютного десантирования был сброшен груз - две платформы с оборудованием, трактор и одна платформа с топливом. Общий вес - 28 тонн. Это первый подобный опыт в мировой практике. При этом сохранность груза составила 100 процентов! На парашютах вслед за сброшенными платформами спустились три человека, один из которых - Евгений Бокалов - снимал этот процесс на видеокамеру. А затем самолетами АН-74 и вертолетами Ми-8 с ледового лагеря "Борнео" доставляли остальное.
Трактор тут же был брошен на строительства полосы для приема самолетов АН-74. Тракторист и остальные члены команды, работали день и ночь (благо ночь тут совсем не отличается от дня), потому что лед - очень трудоемкий и твердый материал, и даже трактору иногда не по зубам.                  
Вице-президент Ассоциации полярников России, руководитель многих полярных экспедиций, Николай Корнилов, которого полярники называют просто "дядя Коля", как никто другой знает, чем хороши исследования прямо на льдине, без "посредников" в виде корабля или самолета: "Давайте будем делать нашу науку именно во льдах. Здесь уникальная возможность получить массу интересного материала, потому что когда работаешь на платформе, без помех - это чистая наука. Я поздравляю вас, ребята, будьте здоровы, и дай вам бог, чтобы и льдина была хорошая, и полоса, а мы к вам осенью прилетим".      
Конечно, сегодня существуют автоматические  дрейфующие буи, но, к сожалению, они не позволяют сканировать океанскую толщу и обеспечивать ученых теми данными, которые им необходимы. Поэтому наша дрейфующая станция будет использоваться в качестве международной лаборатории для решения планетарных проблем. Не говоря уже о том,  что, находясь на станции, участники дрейфа, ежеминутно осваивают, испытывают, и отрабатывает "на себе" новейшие технологии, применимые в организации экологического туризма и развития инфраструктуры российского Севера. Научная программа исследований подготовлена Арктическим и Антарктическим научно-исследовательским институтом Росгидромета совместно с другими научными организациями и ведомствами. На "СП-32" кроме метеорологических, будет проводиться целый комплекс  океанологических, ледовых исследований, изучаться процессы взаимодействия океана и атмосферы, загрязнения окружающей среды, будет проведен цикл гидробиологических подводных наблюдений.
Часть расходов по обеспечению экспедиции берут на себя Министерство промышленности и науки и Росгидромет, но основное финансирование лежит на плечах частных лиц и организаций.
Иван Фролов, директор Научно-исследовательского института Арктики и Антарктики 12 лет назад закрывал последнюю советскую дрейфующую станцию - СП-31: "Сейчас я счастлив, что открываю новую. И я очень благодарен спонсорам, которые нас вдохновили на это, я надеюсь, что нас поддержит государство, и что на следующий год мы уже на государственные деньги продолжим эту традицию".
Где обрабатываются научные данные? Для наблюдений по отраслям науки (метеорология, магнитология, аэрология, гидробиология и др.) на станции "СП-32" ученым предоставляются отдельные домики, которые оборудуются специальными полками и стеллажами для установки аппаратуры, соляровой печью, приточно-вытяжной вентиляцией, противопожарным инвентарем, трансляцией и полевым телефоном станционного назначения. Вместе эти сооружения со всем своим содержимым называются лабораторией дрейфующей станции.

Точка, близкая к Богу

Архимандрит Владимир не впервые в Арктике. И каждый раз он прилетает сюда с важной церковной миссией. Вот и на этот раз отец Владимир освятил станцию "СП-32" и впервые в истории проводил на льдине обряд крещения. Трое полярников были приняты в лоно церкви. Архимандрит Владимир (Зорин): "Второй год подряд мы привозим на Северный  полюс Лик Спасителя, который был на древнем российском знамени, как знак освящения Северного полюса, знак Божьего присутствия. Здесь испытываешь чувство восхищения и изумления - эта точка самая близкая к небу, к Богу.
Полярники знают, что на льдине все зависит от Бога и еще трех человек - начальника станции, врача и повара. К выбору продуктов подходят очень тщательно. Мало того, что продовольствия должно хватить на год, оно должно еще быть и разнообразным. Ведь хорошая еда, от которой человек получает истинное удовольствие, помогает полярникам справляться с трудностями - не только физическими, но и психологическими, а в условиях долгой полярной ночи это очень важно.
Чем питаются на "СП-32"? Как подсчитали ученые, чтобы покрыть энергозатраты человека, живущего и работающего на льду, необходимо 4817 ккал при правильном соотношении в суточном рационе белков, жиров и углеводов. Питается полярник 3-4 раза в день, но тот, кто несет вахту, может делать это и в ночное время. Как ни странно, несмотря на постоянно низкую температуру воздуха, сохранить завезенные с материка в начале зимовки продукты не так-то просто. Для мясных и рыбных продуктов на станции обустраиваются специальные ледники: в толще льда выдалбливают вертикальную шахту глубиной 2,5 м и диаметром 1,5 м, рядом с ней устанавливают балок или палатку, лаз в ледник закрывают деревянным щитом с люком, делают вентиляционное отверстие.
Снаружи хранилище закрывают слоем прессованного сена или опилок. С этого момента в обязанности дежурного входит регулярно посыпать все это сооружение свежим белым снегом, если на льдине стоит лето. Овощи хранят в балке, периодически перебирая и проветривая их. Словом, тем, кто отвечает за хранение продуктов, есть чем заняться - работа регулярная и постоянная.
В советские времена уделялось особое внимание одежде полярников. Каждому выдавался комплект меховой одежды, ватный стеганый костюм, свитера, специальный кожаный костюм, валенки. Сегодня у полярников куда больший выбор, но многие из них предпочитают доброе, старое, не раз проверенное обмундирование. А чтобы шикануть, кое-кто на открытие станции надел не только кожаный "выходной" костюм, но и шляпу - это при 25-градусном морозе-то!
Как одет полярник на "СП-32"? Обеспечение полярной одеждой происходила в Москве с примеркой и подгонкой. Эта одежда полностью исключает возможность холодовой травмы, имеет ветрозащитные и водоотталкивающие свойства. В качестве утеплителя используются и традиционные материалы, как, например, гагачий пух, верблюжья шерсть, мех животных, так и синтепон. В изготовлении одежды обычно учитывается многовековой опыт народов севера, которые сумели выработать технологию создания теплой, легкой и не стесняющей в движениях одежды. Полный комплект одежды, выдаваемой участникам экспедиции в               Арктику, включает 30 наименований. Кроме того, при выдаче климатической полярной одежды с каждым участником экспедиции проводился дополнительный инструктаж по мерам профилактики холодовой травмы, умением правильно пользоваться теплой одеждой, оказанию само- и взаимопомощи при охлаждении организма, хотя полярники и так все это знают назубок - каждый из них не первый год зимует на льдине.
В период прежних дрейфов полярников на льдине связывало с "большой землей", в основном, радио. Сегодня у полярников есть "Иридиум", но значение радиорубки по-прежнему очень велико. Мощная радиостанция, позволяет не только поддерживать постоянную связь с Большой землей, но и регулярно передавать сводки погоды.
Радиорубка дрейфующей станции. Основная задача радиорубки - обеспечение бесперебойной радиосвязи "СП" с большой землей, передача синоптических сводок в установленные сроки, прием служебной и частной корреспонденции, а также связь с самолетами и вертолетами, работающими в районе дрейфа, управление полетами и связь с ледовыми разведчиками в период навигации. На станции также есть автономная автоматическая телефонная станция, которая обычно располагается в кают-компании и служит для связи между жилыми и служебными помещениями. Для оперативного аварийного оповещения зимовщиков при трещинах и торошении используется принудительное вещание - в каждом домике или палатке есть динамик, по которому идет трансляция радиопередач. С помощью этих динамиков зимовщики могут также слушать голоса родных. Кроме того, на "СП-32" имеется спутниковая система связи "Ирридиум".
Когда-то полярники получали на льдину письма - самые настоящие письма от родных и близких. Во время празднования Нового года  обязательно прилетал самолет с посылками, подарками  и письмами, которые посылали со всей страны те, кто следил за ходом дрейфа. На эти письма участники экспедиции ставили специальный штамп, который разрабатывался отдельно для каждой станции "СП", а потом отправляли обратно.
Некоторые станции работали по нескольку лет, поэтому писать и получать письма имело большой смысл. Сегодня, когда письма не в моде и люди предпочитают разговаривать по телефону, полярники пишут дневники, а конверты со штампиками "СП-32" используются в качестве сувениров для друзей и знакомых. Каждый филателист до сих пор мечтает иметь такой у себя в коллекции. Юрий Бурлаков, почтмейстер Северного Полюса, уже в течение семи лет перед отправкой на Полюс получает штемпеля, которые в середине лета сдает обратно в министерство: "На штемпеле дрейфующей станции обычно обозначаются ее дата и символ. На "32-й дрейфующей" было решено восстановить добрую традицию - заказали три вида конвертов, несколько штемпелей. И, между прочим, эта традиция часто оказывается очень полезной в историческом плане: мне тут недавно в связи с одной работой пришлось уточнять даты именно по конвертам. Сами участники уже забывают точные даты, а конверты помнят".
Анатолий Можаев, инженер-механик: "Очень переживал, до боли в сердце, когда все экспедиции свернули, и как только нам свистнули: ребята, кто может, у кого здоровье позволяет, давайте,- все мы с радостью откликнулись. Спасибо организаторам этого великолепного, гражданского поступка. Я, как человек, прошедший суровую школу Арктики и Антарктики, очень хорошо понимаю, как им трудно заново восстанавливать то, что было разрушено, заново отлаживать всю систему организации и жизнедеятельности СП. Тем, кто зимует, тоже, бывает, приходится трудно, но тем ценнее победа над собой. Однажды, в одну из прошлых зимовок, у меня сломался трактор. Мне пришлось под него залезть, и тяжелая деталь меня придавила прилично. У меня не хватало сил снять ее с себя. Полярная ночь, мороз, вокруг никого.
Я немножко запаниковал,  казалось, что мне уже не выбраться. Потом я с ней справился все-таки, и у меня, признаюсь, потекли слезы. Когда переборешь себя, становится легко и хорошо, потому что ты чего-то стоишь. Здесь, в Арктике, прежде всего цель есть: еще какой-то отрезок своей жизни ты можешь прожить с пользой для народа, для людей. Если бы можно было начать жизнь заново, я бы постарался быстрее в Арктику попасть".
Отгремели фанфары, начались трудовые будни. На льдине они, действительно, трудовые и трудные, потому что работы много, и днем, и ночью. Двенадцать отважных людей будут, если удастся, если льдина не расколется и не растает, жить на ней целый год. Целый год, полярным белым днем и полярной черной ночью,  их домом будет палатка на льду. В добрый дрейф! Пусть льдина будет прочной, лето не очень теплым, а медведь ленивым. Пусть будет много интересной работы и мир в "дрейфующей семье". Возвращайтесь в срок, вновь утвердив в самом сердце Арктики российское знамя.

Снежана Красинская. Фото: Борис Амаров, Снежана Красинская





"Полярный круг", 23 мая 2003г.